Свежие комментарии

  • ШЕР ХАННА
    Всхрапнули во СНЕ??? Вы или тотем смените, чтобы СПЯЧКОЙ не оправдывать тупорылое бездействие, и пословица "Лучше поз...Мелкобританская В...
  • sergey andreev
    Он сам ответил на все вопросы. "Потому что есть человеческий фактор и граница, напомню, не демаркирована." Если грани...Украинские силови...
  • ШЕР ХАННА
    Ну почему таких мудрых экспертов не слышит бездействующий российский паноптикум??? Давно пора было ПОМЕТИТЬ территори...Кедми: Россия дол...

«Возвращение Киссинджера»: смогут ли США помешать российско-китайскому сближению?

«Возвращение Киссинджера»: смогут ли США помешать российско-китайскому сближению?

В правление администрации Трампа в США была популярна идея возвращения к политике времен Ричарда Никсона, в рамках которой удалось расколоть СССР и Китай, и привлечь одного из прежних союзников на свою сторону. Может ли эта идея быть воплощена в эру Байдена? Удастся ли США помешать сближению России и КНР? И кого из этих держав Соединенные Штаты могут привлечь на свою сторону?

Обращение к прошлому

При предыдущем президенте США Дональде Трампе большую популярность имела концепция возвращения к стратегии Ричарда Никсона – геополитическому балансированию, в рамках которого Россия должна присоединиться к Штатам в их борьбе с Китаем. Высокопоставленные члены администрации Трампа, включая, прежде всего, госсекретаря Майка Помпео, считали, что Вашингтону нужно не противостоять Москве и Пекину одновременно, а воспользоваться опасениями России в отношении ее восточного соседа, помешать их сближению и переманить русских на свою сторону.

Необходимо отметить, что эта идея продолжала находить своих сторонников и после ухода Трампа с поста президента. Недавно некий «бывший высокопоставленный чиновник» опубликовал анонимную статью, которая вызвала в правящих кругах США определенный интерес. Он вновь высказался о том, что нужно оторвать Россию от КНР:

Обособление России от Китая будет иметь ключевое значение. Вот уже десять лет Россия все глубже погружается в стратегические объятия Китая, и позволять ей это делать было крупнейшей геостратегической ошибкой ряда американских администраций.

В 1970-х годах подобная концепция помогла Соединенным Штатам привлечь на свою сторону КНР в борьбе с Советским Союзом. За организацией этого процесса стоял советник президента США по национальной безопасности и будущий госсекретарь Генри Киссенджер, один из ведущих американских политиков XX века.

«Возвращение Киссинджера»: смогут ли США помешать российско-китайскому сближению?Советник президента США по национальной безопасности и госсекретарь в 1970-х годах Генри Киссенджер

В тот период отношения между СССР и КНР носили крайне «холодный» характер, а во время пограничного конфликта на острове Даманский в 1969 году дело практически дошло до полномасштабного военного столкновения между двумя державами. В этих обстоятельствах для США открывалась благоприятная возможность переманить Китай на свою сторону.

Киссенджер воспользовался ей и в 1971 году совершил тайный визит в Пекин. В ходе которого встретился с премьером Госсовета КНР Чжоу Эньлаем и договорился о будущем визите президента Никсона, а также обсудил вопросы, интересующие обе стороны, прежде всего, вывод американских войск с территории Тайваня и признание его китайской территорией.

А в феврале следующего года с визитом в столицу Китая прибыл сам президент Ричард Никсон став первым главой США, посетившим КНР. В ходе переговоров с Мао Цзэдуном и Чжоу Эньлаем он признал Тайвань территорией Китая и согласился вывести оттуда войска, когда в регионе «спадёт напряжение».

Визит Никсона в Пекин положил начало дипломатическим отношениям между США и КНР спустя два десятилетия противостояния, и в дальнейшем привел к тому, что Китай фактически встал на сторону Соединенных Штатов в борьбе с Советским Союзом.

Именно в тот период появился такой термин, как «трехсторонняя дипломатия». Придуманный Киссенджером, который описывал взаимоотношения между США, СССР и КНР как тремя вершины треугольника. Однако, по мысли американского политика, две из них должны были быть явно противоположны третьей.

Тогда третьей стороной, которой противостояли две другие, был Советский Союз, в глобальной политической игре боровшийся как с Соединенными Штатами, так и с Китаем. После его распада ситуация кардинально изменилась, и главный оппонентом Штатов стал Китай. А его место, в глазах американских политиков, выступающих за возвращение к политике Киссенджера, в свою очередь, заняла утратившая статус сверхдержавы Россия.

Подобная концепция имела популярность в период правления администрации Трампа, стремившегося вернуться к конкуренции великих держав и действовавшего под лозунгом «разделяй и властвуй». Однако он проиграл выборы в ноябре 2020 года, и новым президентом США стал Джо Байден, занявший жесткую позицию во внешней политике. Может ли он проявить интерес к этой идее?

Борьба на двух фронтах

Вступив на пост президента в начале 2021 года, Байден ожидаемо занял жесткую позицию в отношении России. В интервью телеканалу ABC он согласился с ведущим Джорджем Стефанополусом, что президент России Владимир Путин – «убийца», что стало исключительным нарушением дипломатического протокола. Но Байден на этом не остановился и заявил, что российский лидер «заплатит» и что американские спецслужбы пришли к выводу, что именно Путин стоял за попытками Москвы повлиять на исход выборов в 2020 году.

В ответ президент России выступил в эфире государственной телекомпании ВГТРК с подготовленным пятиминутным заявлением. В необычно резкой манере Путин вспомнил историю геноцида коренных американцев в США, опыт жестокого рабства, продолжающиеся репрессии против афроамериканцев и ядерную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки в 1945 году.

Он заявил, что одни государства не могут судить другие по собственным стандартам:

Когда мы оцениваем других людей или когда оцениваем даже другие государства, другие народы, мы всегда как бы смотримся как будто в зеркало, мы всегда там видим себя, потому что всегда перекладываем на другого человека то, чем мы сами дышим, чем мы являемся по сути.

Кроме того, Путин вспомнил расхожее детское выражение: «Кто как обзывается − тот так и называется».

«Возвращение Киссинджера»: смогут ли США помешать российско-китайскому сближению?Президент России Владимир Путин

Российскому лидеру вторил и заместитель Председателя Совета Безопасности России Дмитрий Медведев. В свою бытность президентом России он был тем политиком, от которого в эпоху Барака Обамы ожидали налаживания отношений с США. Сейчас же он ответил Байдену, занимавшему аналогичный пост вице-президента в администрации Обамы, прямым оскорблением, сославшись на его возраст как самого старого президента Соединенных Штатов.

«Кажется, время его не пощадило… Я могу лишь процитировать Фрейда: «Нет ничего в жизни дороже, чем болезнь и глупость», − сказал Медведев.

По мнению научного сотрудника Института Кеннана в Центре Вильсона Юваля Вебера, своей жесткой риторикой в отношении России новый президент пытается как можно сильнее дистанцироваться от предыдущего, позволявшего себе положительные высказывания в адрес Москвы. «Что Байден смог сделать, так это показать американской общественности, а также Путину, что теперь в городе совсем другой шериф», − сказал он.

Но в то же время Байден проявляет и определенный прагматизм, лежащий в основе его политики в отношении России. В том же интервью ABC он отметил продление договора СНВ-III, касающегося сокращения стратегических ядерных вооружений, еще на 5 лет, которое произошло в первый месяц его нахождения на посту президента. Таким образом, Байден готов сотрудничать в тех сферах, которые отвечают американским интересам, одновременно проводя против нее жесткую политику в других.

Необходимо заметить, что США находятся в гораздо более сильной позиции по отношению к России, чем к Китаю, который сейчас выступает для них более сильным противником. В то же время сферы сотрудничества с Москвой ограничены, а сами отношения носят конфронтационный характер, что не дает причин для смягчения американской политики.

Что касается КНР, то в адрес Джо Байдена со стороны крайне-правых конспирологов и республиканских политиков звучали обвинения в том, что он является «китайской марионеткой». Но несмотря на это, свои отношения с Китаем новая американская администрация также начала с достаточно жесткой ноты.

На встрече представителей двух держав в Анкоридже (Аляска) в марте 2021 года госсекретарь США Энтони Блинкен и советник президента по национальной безопасности Джейк Салливан обрушились на Китай с резкой критикой. Блинкен выразил «глубокую озабоченность», которую у него вызвало поведение КНР во время его поездки по странам Азии, и осудил ее за нарушение правил, сдерживающих «более опасный миропорядок». А Салливан, в свою очередь, защитил США от китайской критики, заявив, что у них есть «секретный ингредиент», который помог им исправить свои недостатки, что было явным камнем в огород авторитарной КНР.

Представители Китая, в числе которых были глава канцелярии комиссии ЦК КПК по иностранным делам Ян Цзечи, а также министр иностранных дел Ван И, не остались в долгу. Ян Цзечи возмутился тем, что Соединенные Штаты разговаривают с Китаем свысока. Он отметил, что у них на это нет никакого права, и порекомендовал вести политический диалог на равных.

Ян Цзечи резко нарушил дипломатический протокол своим вопросом: «Так вы хотели вести этот диалог? Что же, я думаю, мы были слишком высокого мнения о США». Он также пригрозил, если американцы будут слишком сильно давить на Китай, то они навредят своим же собственным интересам:

Если исходить из численности населения или существующих мировых тенденций, Запад не может представлять мнение всего мира. Американская сторона не представляет весь мир, она представляет только правительство Соединенных Штатов.
«Возвращение Киссинджера»: смогут ли США помешать российско-китайскому сближению?Глава канцелярии комиссии ЦК КПК по иностранным делам Ян Цзечи (в центре) выступает на переговорах с представителями США на Аляске

Этот резкий обмен мнениями, представляющий собой дипломатический эквивалент личной ссоры побудил представителей США обвинить своих китайских коллег в том, что они прибыли на встречу «с намерением выступить на публике, поставив публичное театральное представление и драматический эффект выше сути».

Самыми тревожными факторами встречи стал: быстрый рост конфронтации между представителями двух держав, нежелание уступать и стремление одержать вверх, оставив за собой последнее слово перед камерами. Эксперты обеспокоены тем, что эта эскалация может иметь последствия, которые спровоцируют агрессивное решение одного из многочисленных противоречий в двусторонних отношениях. Например, таким образом может разрешиться вопрос Тайваня и территориальные претензии КНР в Южно-Китайском море, что вполне способно перерасти в настоящий международный кризис.

В отличие от ситуации с России, в отношениях с Китаем Байден продолжает политику Трампа, при котором Вашингтон перешел от сотрудничества с Пекином к открытому соперничеству с ним. Эту политику хорошо подытожил госсекретарь Блинкен:

Наши отношения с Китаем будут конкурентоспособными, когда они должны, сотрудничающими, когда они могут, и враждебными, когда они должны. И мы будем взаимодействовать с Китаем с позиции силы.

Другая эпоха

Открытая конфронтация на переговорах в Анкоридже показывает, что американо-китайские отношения сейчас находятся в самом худшем положении с 1970-х годов, когда президент Ричард Никсон совершил свой исторический визит в Пекин. Отношения же между Россией и США, в рамках которых американский президент не стесняется называть своего российского коллегу «убийцей», переживают наибольший период «охлаждения» со времен распада СССР.

Жесткая позиция Байдена, занятая им в отношениях с двумя другими могущественными державами, явно говорит о его желании подорвать сложившееся в Пекине и Москве мнение, что нынешние США серьезно ослаблены в результате своего присутствия на Ближнем Востоке, парализующего политического кризиса и неудачной борьбы с пандемией коронавируса.

Кроме того, Байден, напрямую оскорбляющий Путина и пытающийся привлечь для противостояния Китаю другие тихоокеанские державы, включая Индию, Японию, Южную Корею и Австралию, ясно дает понять, что с прежним внешнеполитическим курсом покончено. В то время как Трамп пытался выстроить отношения с автократическими режимами в Пекине и Москве, игнорируя прежних союзников и подрывая порой достаточно жесткую политику его администрации, новый президент США не боится идти на конфронтацию там, где считает нужным, одновременно сотрудничая в выгодных сферах.

«Возвращение Киссинджера»: смогут ли США помешать российско-китайскому сближению?Президент США Джо Байден

В этой ситуации возвращение к политике Генри Киссенджера вряд ли является возможным. Однако стоит заметить, что оно вряд ли было возможно и при Трампе. С подобными историческими аналогиями необходимо быть осторожными, поскольку часто забываются конкретные причины и обстоятельства, сделавшие возможными те или иные события.

В тот период, когда Киссенджер налаживал отношения с Китаем, между двумя бывшими союзниками по социалистическому лагерю уже существовали серьезные противоречия, которые чуть было не привели в 1969 году к полномасштабной войне между СССР и КНР. Раскол между ними развивался уже несколько лет, с самого осуждения политики Сталина на XX съезде КПСС в 1956 году. Киссенджер лишь воспользовался им для того, чтобы перетянуть Китай на свою сторону. При этом КНР сама была заинтересована в сотрудничестве с США в противовес СССР.

С другой стороны, Советский Союз также был настроен на переговоры с Соединенными Штатами, поскольку ему было сложно одновременно бороться с капиталистическим лагерем и Китаем. Это в итоге привело к разрядке международной напряженности в 1969-1979 годах.

Нынешняя же ситуация – совершенно другая. Отношения между Россией и Китаем являются дружественными, и эксперты даже говорят о возможности военного союза между ними. В то же время как американо-китайские, так и российско-американские отношения сейчас носят крайне конфронтационный характер, и не имеют в ближайшем будущем потенциала для налаживания.

В этих обстоятельствах Вашингтону фактически нечего предложить Москве или Пекину для того, чтобы переманить одного из них на свою сторону. А давление со стороны США лишь укрепляет сотрудничество России и Китая. Ситуация может измениться лишь на рубеже 2020-2030-х годов, когда тем или иным образом в Москве сменится руководство, и российско-китайский союз может стать менее прочным.

Если же пользоваться историческими аналогиями, то нынешняя эпоха скорее напоминает не времена Киссенджера и Никсона, а период 1949-1953 годов, когда Мао Цзэдун с помощью Сталина одержал победу в гражданской войне, и союз между двумя державами казался как никогда прочным. Но стоило смениться руководству в Москве, и бывшие союзники на три десятилетия стали противниками. А один из них фактически присоединился к США в борьбе с другим.

NewsPrice

Картина дня

наверх