Свежие комментарии

  • Мария
    Не замёрзнут! У нас газа сроду не было на Д,Востоке и нет. И ничего. Не замёрзли, а климат у нас похолоднее, чем в Ев...Европа движется к...
  • Анатолий Шадрин
    Пожинают плоды рыночного ценообразования на газ.)Европа движется к...
  • Компанцев Сергей
    ну я это проверял сам просто было изменено время может переговоры и пока доехал а сбу 3 этаж занят ЦРУ.. это попало ...«Афганский инциде...

Симпатии США к Германии принесут пользу России

Симпатии США к Германии принесут пользу России

Соединенные Штаты отчетливо меняют свое отношение к Европе – и острее всего это почувствовали на себе в Варшаве. Поляки жалуются, что Вашингтон больше не уделяет внимания ни им, ни тому накалу борьбы с Москвой, на который они рассчитывали. Почему Байден предпочитает выстраивать отношения с Германией и какую выгоду из этого может извлечь Россия?

Польша в гневе на президента Байдена. В гневе потому, что он не встретился с польским президентом перед саммитом с Путиным. Что назвал Польшу и Венгрию примерами недемократических стран. Что был вежлив с Путиным.

Но самая главная причина польского гнева в том, что Варшава, которая при Трампе была любимой европейской женой, потеряла этот статус в пользу Берлина. «Администрация ясно и недвусмысленно дала понять, что для них Европа – это в основном Германия, и интересы Германии будут приняты во внимание, в то время как интересы других игроков в Европе будут отодвинуты на второй план», – уверен Витольд Родкевич из Варшавского центра восточных исследований.

Кони и люди

На первый взгляд, для беспокойства у поляков нет оснований. Польскую жену все еще любят и будут любить дальше – особенно после того, как британская жена несколько растеряла свою привлекательность для американцев в европейском доме.

«Вопреки польским заявлениям, здесь нет игры с нулевой суммой. Исправление отношений с Германией (которое требовалось уже давно) не означает, что поляки стали менее ценным союзником. Я бы даже сказал, что после Брексита они гораздо более ценны. Если раньше Великобритания была самым надежным партнером США в ЕС, то теперь это, безусловно, Польша», – говорит старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Дмитрий Офицеров-Бельский.

Именно поляки теперь будут главными проводниками деструктивных американских интересов в ЕС (где, напомним, по ряду вопросов консенсусное принятие решений).

Именно поляки будут американским тормозом ряда европейских процессов (если те в своей интеграции зайдут на ненужную для США глубину). Именно поляки будут американским рулем в ЕС, не давая Европе развернуться в сторону от проторенной американцами колеи. Да, британцы в силу гораздо большего количества ресурсов (политических, экономических, интеллектуальных) эту роль троянского коня могли бы исполнять куда эффективнее, но их в ЕС уже нет, и Америке придется работать с тем, что есть.

Однако проблема для Польши в том, что Штатам уже не так нужен троянский конь в ЕС – единственная роль, которую Варшава (с учетом антиевропейских, антилиберальных и правоконсервативных взглядов находящейся там у власти партии «Право и справедливость») может играть. У Байдена совершенно иной взгляд на Европу, чем у его предшественника на посту президента США.

Лидерство бывает разным

«Разница объясняется различием между подходами американских внешнеполитических школ. С точки зрения Байдена, атлантические отношения самоценны и необходимы сами по себе для укрепления американского лидерства. Само наличие этих стран в американоцентричном порядке является главной основой этого статуса и его отличием от лидерства других великих держав (того же Китая). И ради сохранения этой стратегической выгоды Штаты готовы жертвовать определенными тактическими интересами», – говорит замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов.

Именно поэтому Штаты были готовы фактически за свой счет обеспечивать функционирование Североатлантического альянса.

«С точки же зрения Трампа, американское лидерство основывается на национальной силе США – и отношения с союзниками хороши и полезны только тогда, когда приносят прибыль и выгоду для эгоистических в национальном плане интересов Америки. Когда Европа закупает европейскую продукцию, когда Европа действительно воюет за американские интересы в других регионах мира. Когда она приносит утилитарную выгоду и не превращается в экономического конкурента», – продолжает Дмитрий Суслов.

Именно поэтому Трамп демонстрировал Европе ее место – и зачастую демонстрировал на примере Германии, которая при нем превратилась в настоящего мальчика для битья. «Трамп свысока обращался с Германией, критикуя ее за торговый профицит. На своем первом саммите НАТО говорил, что «немцы очень, очень плохие», и осуждал уровень их расходов на оборону, даже считая, что Берлин должен «огромные суммы денег» альянсу и Америке. У Трампа вообще не было никакой личной химии с Ангелой Меркель, которую он называл тупой», – расписывает прекрасное прошлое Стивен Пфайфер из Института Брукингса. Кто-то даже уверял, что неприязнь Трампа к Меркель была связана с тем, что канцлер Германии – женщина, да еще и профессионал.

Итогом подобного отношения стал рост антиамериканизма среди немецкого населения. В конце 2020 года 53% граждан ФРГ считали, что «после голосования за Трампа в 2016 году американцам доверять нельзя». Неудивительно, что Байден, придя к власти, должен был больше внимания уделять восстановлению именно этих отношений. И не просто исправлением (через вежливое отношение, учет немецких интересов), а превращением Германии в главного проводника американских интересов в Европе.

«Ведь именно Германия, а не Франция, остается лидером ЕС. За последние годы и даже десятилетия во франко-германском тандеме, управлявшем Евросоюзом, произошел серьезный крен в сторону Берлина. Роль Франции резко ослабла. Ключевые решения внутри ЕС принимаются Германией, главная экономика ЕС – Германия. Именно Меркель претендовала на роль лидера свободного демократического мира в то время, когда Трамп оставил его вакантным», – говорит Дмитрий Суслов.

Поэтому выбор Байдена вполне логичен. В июле Ангела Меркель летит в Вашингтон вести переговоры относительно углубления отношений – и, по словам пресс-секретаря Белого дома Джен Псаки, этот визит «подтвердит глубокие двусторонние связи между США и Германией». Можно не сомневаться, что визит пройдет на высшем уровне и в сердечном согласии.

Мифы и факты

Вопрос в том, насколько выгодно углубление российско-немецких отношений России? Создаст ли это для Кремля новые возможности или же новые риски?

С одной стороны, Москве была выгодна ставка Америки на Польшу. Ведь считалось, что эта ставка приводила к развалу трансатлантических отношений, углублению раскола между США и ЕС и, как следствие, обретению Евросоюзом большей самостоятельности. Например, в вопросе нормализации российско-европейских отношений. «Существует миф, что США толкают европейцев к конфронтации, а те просто следуют в намеченном направлении, – говорит Дмитрий Офицеров-Бельский. – Однако это не так».

Действительно, не так. Значительная часть европейских элит разделяет с американцами единые подходы в отношении устоев современных международных отношений: концепции вседозволенности для стран «коллективного Запада», отказ признавать право «чужих» на суверенную политику, а также безусловное признание лидерской роли Америки. Некоторые европейские элиты настолько привыкли подчиняться указанием Великих Вашингтонских Кормчих, что ослабление американского контроля за Европой они рассматривали не как свой шанс, а как форменную катастрофу. И курс Трампа приводил скорее не к самостоятельности, а к панике с криками «верните все как было». Даже в Германии.

Если же отвести взгляд от мифов и посмотреть на практические результаты переориентации Байдена, то они уже принесли России определенную пользу. «Байден принял целую серию решений вразрез интересам поляков. Остановил частичный вывод войск из Германии и их частичный перевод в Польшу. Никакой американской базы при Байдене в Польше не появится… Все это вызывает большое недовольство в Польше, Прибалтике и странах Восточной Европы – и в то же время одобрение во Франции, Германии, Италии и других западноевропейских странах», – говорит Дмитрий Суслов.

Поляки уверяют, что все это от недомыслия, слабости и даже наивности. Что Вашингтон вдруг перестал понимать уровень исходящих от России угроз – заразился этим непониманием от немцев. Однако на самом деле непонимание исходит от Варшавы – непонимание новых приоритетов для США.

«Администрация Байдена стремится остановить деградацию и стабилизировать отношения с Россией по двум причинам – из-за Китая и ограниченности американских ресурсов. Именно Пекин рассматривается Вашингтоном как основной соперник, именно туда будут в первую очередь идти имеющиеся у США ресурсы. И Байдену не хотелось бы, чтобы Украина отвлекала Америку от главного стратегического направления», – продолжает Дмитрий Суслов.

Именно таков будет теперь подход Белого дома к европейским делам. И в рамках этого подхода, по мнению Дмитрия Суслова, Штаты будут в меньшей степени противодействовать проектам сотрудничества между Россией и Германией или же российско-европейским, в которых заинтересована Германия. Байден не готов подвергать риску американо-германские отношения ради ослабления сотрудничества ЕС и России. А значит, с теми проектами, которые Германия будет рассматривать как свой национальный интерес, США будут вынуждены соглашаться – или особо им не мешать. Отсюда отказ от противодействия строительству «Северного потока – 2».

Единство не вернут

Конечно, кто-то скажет, что восстановление американо-европейских и американо-немецких отношений приведет и к восстановлению общего фронта, к большей готовности тех же немцев поддерживать агрессивную американскую внешнюю политику – прежде всего против России и Китая. Однако тут есть два «но».

Во-первых, результаты соцопросов говорят о другом. 66% немцев в случае «китайско-американских разногласий» хотят, чтобы их страна осталась нейтральной. 16% готовы встать на сторону США и – внимание! – 8% готовы поддержать в этом противостоянии Китай. А если немцев спросить их позицию не в американо-китайском, а в американо-российском конфликте, то цифры будут ровно такими же – 66% за нейтралитет, 16% за Америку и 8% за Россию. Даже несмотря на желание стабилизировать отношения со Штатами, немцы не хотят участвовать в американских конфликтах за пределами германских или общеевропейских интересов.

А значит – и это во-вторых – полное восстановление единства Запада не состоится. Ни при Джозефе Байдене, ни после него. «СССР был экзистенциальной угрозой и для США, и для ЕС. Китай для Евросоюза таковой угрозой не является. При Байдене фактически происходит временная реконсолидация Запада, которая носит не стратегический характер. Единство западного мира может быть восстановлено лишь при возвращении биполярной системы мироустройства – а это крайне маловероятно», – говорит Дмитрий Суслов.

Более того, германо-американские отношения все равно будут подтачивать конфликты. Несмотря на всю вежливость Байдена, фундаментальные противоречия между США и ЕС, по словам Дмитрия Суслова, так и не сняты.

Ни в вопросе оборонных расходов, ни в торгово-экономических моментах. Кроме того, администрация Байдена возьмет на вооружение некоторые принципы Трампа. Например, в интересах среднего рабочего класса будет по-прежнему проводить меркантилистскую и протекционалистскую внешнеэкономическую политику и не станет возвращаться к классической свободной торговле.

Вряд ли немцам это понравится. А вот россиянам – вполне.

Источник

Картина дня

наверх