Свежие комментарии

  • Сергей Фокин
    Такой Проект уже создан. И называется он Святая Русь! С БОГОМУкраина не будет ...
  • Сергей Фокин
    Украина не будет ...
  • Сергей Фокин
    "...придумать свой сценарий, который объемлет первый, и вписывает его уже в свой, более масштабный, уже в качестве од...Украина не будет ...

Литва в угоду США подставит ЕС: в Вильнюсе хотят признать независимость Тайваня

Литва в угоду США подставит ЕС: в Вильнюсе хотят признать независимость Тайваня

Соединенные Штаты готовы оказать Литве всестороннюю поддержку в ее дипломатическом противостоянии с Китаем. Об этом после неформальной встречи с Байденом в Глазго заявил президент прибалтийской республики Гитанас Науседа

Получив команду «фас» от своих заокеанских кураторов, Вильнюс наверняка продолжит проводить агрессивную антикитайскую политику и втягивать в нее остальную Европу. Не исключено, что Литва станет первой страной ЕС, которая признает независимость Тайваня.

Во время Конференции по климатическим изменениям ООН в Глазго (COP26) Гитанасу Науседе посчастливилось провести неформальную встречу с хозяином Белого дома. Полноценными переговорами это назвать трудно — у литовского лидера не было времени, чтобы обсудить с Байденом все волнующие его темы. Он выбрал самую актуальную: Китай.

«Нам сегодня действительно нужна и моральная, и иная поддержка со стороны наших единомышленников, — заявил Науседа. — Американский президент подтвердил, что он следит за этой темой, и готовность Соединенных Штатов Америки помочь нам всеми способами гарантирована».

Какую поддержку Вашингтон готов оказать Литве, помимо моральной? Об этом история умалчивает. Но здесь важен сам посыл.

Науседа навязывает соотечественникам ложное представление о том, что прибалтийская республика проводит суверенную внешнюю политику.

Она сама совершает действия, которые не нравятся Китаю, и сама привлекает к этому внимание западных союзников.

Обратим внимание на еще одно заявление Науседы: «Литва не стремится провоцировать конфликт на ровном месте. Целью Литвы являются реализация внешней политики суверенного государства, установление культурных, экономических отношений с теми регионами и государствами, с которыми мы хотим это делать. И эти действия никак не ставят под сомнения политику единого Китая, которую мы декларировали 30 лет назад, которую мы соблюдаем и сегодня».

Из всех непризнанных государств внимание Вильнюса почему-то привлекает именно Китайская Республика.

Причем жгучее желание установить с ней контакты обнаружилось у Литвы совсем недавно. Несколько лет назад Тайвань не представлял для нее никакого интереса.

Представительства Тайбэя, де-факто выполняющие роль посольств, широко распространены на Западе. Одно из таких учреждений функционирует в Варшаве.

Латвия пыталась налаживать отношения с Тайванем еще в 1990-е годы. «Кончилось это плохо это для латышей, они просили Тайвань оказать им помощь, Тайвань отказался, а латыши пошли на поклон к Китаю», — вспоминает китаевед, замдиректора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский.

Литовским политикам только в этом году приспичило открыть представительство Китайской Республики. Ранее они объявили войну произведенным в КНР смартфонам, вынесли на обсуждение Сейма проблему «геноцида уйгуров», вышли из проекта «17+1» (и призвали остальные европейские страны сделать то же самое).

Открытие представительства Тайваня — одно из звеньев длинной цепи антикитайской политики, которую проводит Литва.

Показательно, что во время короткой встречи с президентом США Науседа акцентировал внимание не на российской, а на китайской «угрозе».

Он прекрасно видит, как расставлены приоритеты американской внешней политики. Стратегическим соперником для Байдена, как и для его предшественника, остается КНР — мощнейшая экономика мира, показавшая свое превосходство во время пандемии коронавируса. От нее (не от России!) исходит главная угроза гегемонии Соединенных Штатов.

Вероятно, поэтому противостояние с РФ хозяин Белого дома поставил на паузу, а по вопросу «Северного потока — 2» даже пошел на уступки Москве и Берлину.

Стоит ли тратить драгоценное время Байдена на рассказы о «российской агрессии»? Или лучше акцентировать его на том, что Литва включилась в противостояние с КНР?

Науседа утверждает, что его страна по-прежнему привержена принципу «одного Китая». Но под любым удобным предлогом эту позицию можно пересмотреть.

Если в Евросоюзе появится первое государство, признавшее независимость Китайской Республики, то им будет Литва.

В этом контексте стоит обратить внимание на слова депутата Сейма, председателя литовской парламентской группы по отношениям с Тайванем Матаса Малдейкиса. Свою миссию он видит в том, чтобы сделать литовско-тайваньские отношения «историей успеха». «Лучше вести дела с высокообразованной технологически развитой демократической страной с населением 23 миллиона человек, чем с авторитарным режимом, который может принять ответные меры, если вы сделаете какой-либо шаг, с которым они не согласны», — утверждает Малдейкис.

То есть в его картине мира Тайвань и КНР являются антиподами. Нет «единого Китая» — есть «демократическая страна» и «авторитарный режим», между которыми литовский депутат проводит четкое разделение. Кроме того, Тайвань он называет именно страной, а не регионом или островом.

Еще более показателен тот факт, что Малдейкис сравнивает Китай с Советским Союзом, а Тайвань — с Литвой.

Дескать, именно в этом кроется причина «смелости и принципиальной позиции» прибалтийской республики. Она на собственном опыте знает, как легко потерять суверенитет, имея дело с «авторитарными режимами».

Подобные параллели заставляют усомниться в том, что принцип «единого Китая» для Вильнюса является аксиомой международных отношений. Ведь именно Литва 30 лет назад первой объявила о выходе из состава СССР. Если ее конфронтация с КНР действительно является проявлением «политики ценностей», то что мешает ей решительно поддержать независимость Тайваня?

Китаевед Николай Вавилов полагает, что по указке из США Литва действительно может пойти на этот шаг. Дополнительным стимулом для нее может стать коррупционная составляющая.

«Известны случаи, когда тайваньские представители уговаривали небольшие страны Африки и Латинской Америки, которые не имеют абсолютно никаких отношений с Китаем, установить связь с Тайванем, чтобы повысить его авторитет. А правительства [этих стран] были крайне коррумпированы, и режимы в этих маленьких странах Африки были очень нестабильны, и, как правило, речь шла о коррупции в отношении высшего руководства. То есть в данном случае очевидно, что такая практика Тайваня могла распространиться и на Литву. Здесь интересы Вашингтона и Тайбэя могли совпасть», — утверждает Вавилов.

Для Тайваня литовское признание станет большой дипломатической победой, а для Европы — огромной проблемой.

Это решение кардинальным образом изменит весь контекст китайско-европейских отношений. Расплачиваться придется не только и не столько Литве, сколько передовым странам ЕС. Причем цена будет очень высокой.

Алексей Ильяшевич, Rubaltic.Ru

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх