Очередное столкновение Варшавы с Брюсселем вызвало в Речи Посполитой сильнейший резонанс

Очередное столкновение Варшавы с Брюсселем вызвало в Речи Посполитой сильнейший резонанс

Если Польша покинет ЕС, то она неизбежно окажется в объятиях России — такое мнение высказал один из читателей популярной Gazeta Wyborcza

В данном случае важно не само письмо, мало ли кому какие мысли в голову приходят, а то, что одно из топовых польских изданий его опубликовало. Все дело в том, что очередное столкновение Варшавы с Брюсселем вызвало в Речи Посполитой сильнейший резонанс.

В течение шести лет Польша терроризирует бюрократические структуры Евросоюза своими реформами в сфере судопроизводства и нелюбовью к секс-меньшинствам. Новое выяснение отношений произошло в середине лета, когда Суд ЕС обязал Речь Посполитую незамедлительно ликвидировать Дисциплинарную палату Верховного суда Польши. Этот орган должен наказывать людей в мантиях за их проступки. Однако в ЕС полагают, что исполнительная власть с помощью учреждения Дисциплинарной палаты ставит под контроль судебную власть, а это надругательство над базовыми ценностями Евросоюза. Одна из них — принцип разделения властей и независимость судей.

В Варшаве на вердикт юридической инстанции ЕС отреагировали быстро, и Конституционный суд Польши постановил, что решение не соответствует Основному закону Речи Посполитой и выполнять его нельзя.

Правда, Дисциплинарную палату польское правительство все же пообещало переформатировать. Брюссель это не удовлетворило, и 7 сентября Еврокомиссия подала иск против Польши с требованием ежедневных штрафов до тех пор, пока не будет наведен порядок в национальном судопроизводстве. Параллельно пришли новости о том, что ЕС замораживает выделение Речи Посполитой 57 миллиардов евро из фонда восстановления европейских экономик, пострадавших от эпидемии коронавируса. Более того, Евросоюз начал давить на несколько польских воеводств, где создали так называемые зоны, свободные от ЛГБТ. В этих зонах накладываются ограничения на пропаганду однополых браков и запрещаются мероприятия вроде гей-парадов. За подобные инициативы пяти воеводствам грозятся закрыть финансирование по линии региональных программ ЕС. Ну и заодно еврокомиссар по вопросам юстиции Дидье Рейндерс проинформировал, что давление на Варшаву продолжится.

Поскольку Польшу «прессуют» не в первый раз, она привычно врубила «ответку», то есть стала стращать полекситом, своим выходом из ЕС.

Вице-спикер сейма (нижней палаты парламента) Рышард Терлецкий заявил, что если отношения с Евросоюзом останутся такими же, как и сейчас, то Польша предпримет радикальные действия. Также Терлецкий весьма тепло отозвался о брексите: Лондон, дескать, устал от диктатуры Брюсселя и ушел из Евросоюза. У слов вице-спикера вес особый — он лицо, близкое к Ярославу Качиньскому, председателю консервативной партии «Право и справедливость» и «серому кардиналу» Речи Посполитой. В каком-то смысле устами Терлецкого говорил сам Качиньский, и намек на полексит вызвал бурление страстей. А тут еще Марек Суски, депутат от «Права и справедливости», выступил на митинге и рубанул: ЕС хочет поставить нас на колени и мы будем бороться с брюссельскими оккупантами, потому что мы гордое государство свободных поляков.

Впрочем, спустя некоторое время Суски постарался сгладить эффект от своего спича, слегка сдав назад и объяснив, что брюссельские оккупанты ― это вовсе не гитлеровцы, захватившие Польшу в 1939-м. Аналогично поступил и Терлецкий, объяснив, что полексит в его заявлении узрели враги из лагеря либеральной оппозиции и дружественные им телеканалы. Попутно и правительство сообщило, что уходить из ЕС никто не собирается. Но тревога не улеглась, и группа представителей оппозиционных сил, заседающих в сенате (верхней палате парламента), публично поклялась, что костьми ляжет, но полексита не допустит. Страсти между тем бурлили. Президент Анджей Дуда посетил Венгрию, и Виктор Орбан заверил его в полной солидарности с братским польским народом. Ну а мадьярский министр юстиции Юдит Варга открыла фейсбук и там гневно написала о гнусных нападках и жестокой атаке Брюсселя на Варшаву. Поддержка Венгрии неудивительна, ведь там публично обсуждается тема потенциального хуксита, мадьярского варианта брексита.

Спустя пару дней после вояжа Дуды в Будапешт в Варшаву с прощальным визитом прибыла канцлер ФРГ Ангела Меркель. С премьер-министром Матеушем Моравецким у нее прошло неплохо — пообщались, галантный кавалер даже даме цветочки подарил. А вот Анджей Дуда встречаться с немецкой гостьей отказался. У президента нашлись срочные дела в Силезском воеводстве, и он уехал в Катовице. Отношения Германии и Польши ныне совсем нехороши, и демарш Дуды это вновь подтвердил. Немцы демонстративную выходку президента Речи Посполитой, естественно, заметили, и Дуда попытался неловко оправдаться тем, что в Катовице его ждали ветераны профсоюза «Солидарность» и только из-за любви к этим могучим старикам, сокрушившим коммунизм, президент не смог увидеться с канцлером Германии.

Ситуация с Меркель вроде бы и не была напрямую связана с конфронтацией Польши и ЕС, однако усиливала и без того нервозную атмосферу. Поэтому на публику вышел Ярослав Качиньский и польский народ услышал его твердое слово. «Не будет никакого полексита, это пропагандистская выдумка, которую неоднократно использовали против нас», — сказал теневой правитель страны в интервью официозу Polska Agencja Prasowa. И чтобы никто не усомнился в позиции «Права и справедливости», ее политический комитет (руководящий орган партии) принял специальную резолюцию о том, что Речь Посполитая не мыслит себя вне ЕС и однозначно видит свое место в объединенной Европе. Позднее и Рышард Терлецкий заявил, что если Евросоюз вдруг станет распадаться, то Польша и Венгрия покинут его последними. В общем, начальство в Варшаве осознало, что на этот раз, шантажируя полекситом, оно перегнуло палку, и включило задний ход, постаравшись изобразить из себя главных патриотов ЕС.

Стоит отметить, что подавляющее большинство поляков хочет оставаться в Евросоюзе. Поскольку тема полексита опять оказалась в центре внимания, ряд социологических служб оперативно провел опросы населения.

Исследование от компании United Surveys показало, что за пребывание в ЕС аж 88 процентов респондентов. Таков vox populi. Но картина меняется, когда у людей интересуются, реален ли полексит. 43 процента участников опроса, организованного агентством Kantar, с разной степенью уверенности полагают, что политика «Права и справедливости» может привести к полекситу. Есть у другие цифры: согласно исследованию, заказанному порталом wPolityce, 39 процентов респондентов считают, что Евросоюз слишком суров с Польшей, в отличие от прочих государств ЕС.

Данные соцопросов демонстрируют, что в целом поляки за Евросоюз, но требуют к себе другого подхода. Если совсем по-простому, то эта мысль выглядит так: чтобы ЕС деньги давал, держал границы открытыми, но не учил жить. Собственно, и власть Речи Посполитой добивается того же самого. Об этом в дни полыхания страстей вокруг полексита говорили все: Качиньский, Моравецкий, Дуда, Терлецкий. Несколько месяцев назад спикер сейма Эльжбета Витек во время поездки по стране бросила фразу: «Здесь Польша, а не ЕС». В том, что было сказано председателем парламента, вся суть взглядов «Права и справедливости» на то, кто и кем должен командовать в единой Европе.

В Брюсселе смотрят на это иначе. 14 сентября Европейский парламент принял резолюцию и призвал Еврокомиссию ввести санкции против Речи Посполитой за нарушение прав ЛГБТ-сообщества (к ним, в частности, относится отказ от легализации гомосексуальных браков). Через два дня Европарламент проголосовал за еще одну резолюцию. Она касается судебной реформы. Депутаты ждут от Еврокомиссии усиления давления на польские власти и также требуют от Матеуша Моравецкого, чтобы тот отозвал иск, поданный в Конституционный суд. Премьер-министр обратился в эту инстанцию еще в марте, где он просит, чтобы суд определил, чье законодательство важнее — польское или Евросоюза? Конституционный суд пока вердикт не вынес и постоянно переносит дату заседания. Однако еще до того, как состоялось голосование в Европейском парламенте, шеф канцелярии премьер-министра Михал Дворчик категорически заявил, что для отзыва иска из Конституционного суда нет ни малейших оснований.

Практически сразу же в СМИ, работающих на либеральную оппозицию (а она вся до неприличия проевропейская), началась медийная атака на Дворчика, Моравецкого и сам Конституционный суд. В общем, борьба продолжается. Раньше трюк польского руководства с «полекситом» срабатывал, и ЕС шел на попятную. Сейчас не выгорело, но это не значит, что Качиньский и его окружение откажутся от своего испытанного орудия шантажа. Поэтому слово «полексит» прозвучит еще не один раз.

Алексей Ткачук, ИА Альтернатива

Картина дня

наверх